Нижегородец рассказал, как его лечат от коронавируса.
Нижегородский юрист Александр Маслов сообщил в своем блоге 7 мая, что заразился коронавирусом и со 2 мая находится в больнице №28 Нижнего Новгорода.

«В апреле я съездил в Москву, потом находился на самоизоляции и заболел. Сразу с первого дня температура поднялась до 38, во второй уже была 39, а потом держалась 39,5, если не сбивать. Во второй день я звонил на телефон поддержки в Роспотребнадзор, там мне порекомендовали обратиться в департамент здравоохранения. Там я встал на учёт как прибывший из Москвы (это мне пригодилось позднее). Порекомендовали обратиться в поликлинику по месту, где я самоизолировался. Но уже не дозвонился до поликлиники (поздно было). На третий день я потерял обоняние, которое очень многое даёт и для вкуса. Во вкусе для меня осталось лишь холодное-горячее, сладкое, соленое и острое. Неприятные ощущения», – поделился он.
Вызвав врача из поликлиники, господин Маслов надеялся, что ему сделают тест на коронавирус.

«Врач участковый пришла в марлевой повязке, послушала меня, сказала, что признаков пневмонии у меня не видит, поэтому выписывает мне больничный с диагнозом ОРВИ. На мой вопрос, а как же анализ, ответила:

– Всем просто так не делают.

– Я же из Москвы приехал, – уточнил на всякий случай я.

– Мне все равно, откуда вы приехали, я уточняла у глав врача, что делать.

Честно говоря, я расстроился, потому что в «Гемохэлп» делают анализы на коронавирус, только если нет признаков ОРВИ (температуры и остального), так что мне туда путь закрыт. Так же и КТ грудной клетки, кстати», – рассказал Александр Маслов.
По его словам, через пару часов ему все-таки перезвонили из поликлиники, сказав, что анализы возьмут.

«Пришла девушка уже с более крепкой повязкой и в перчатках. Взяла у меня мазки из горла и носа и сказала, что если будет положительный, то в течение двух-трёх дней мне позвонят. А если не позвонят, значит отрицательный.

Четвёртый день (да уже и третий) отметился бессилием, тяжело встать, тело как в компьютерной игре, как не со мной и шатает. На пятый день открылась диарея. Когда все что вливается в тебя, очень скоро выливается. Я понял, зачем люди скупали туалетную бумагу», – продолжил он.

Вызов скорой Александр Маслов назвал «квестом».

«Скорая, а точнее диспетчер, не верит, что надо приезжать, и как с участковым врачом приходится описывать, почему к тебе надо направить скорую. У меня сошло за объяснения долго держащаяся температура, слабость и отсутствие запахов, – пояснил он. – Фельдшер скорой послушала меня, померила мне уровень кислорода в крови и сказала, что у меня, похоже, пневмония. В то время принимала лишь 28 больница в Сормово на ул. Чаадаева, так что отвезли меня сюда 2 мая 2020 года… Вызывая скорую, я ожидал, что мне для постановки диагноза сделают компьютерную томограмму (КТ) лёгких, но, к сожалению, 2 мая в 28-ой больнице КТ не работала (вроде бы сейчас аппарат починили, сейчас я жду направление на неё)».

Александр Маслов отметил, что не у всех течение болезни проходит с легкими симптомами, даже у молодых. Ему 35 лет. Врачи поставили ему диагноз «левосторонняя верхнедолевая пневмония».
«Начиная с первого дня, мне дважды в день утром и вечером кололи в вену антибиотик Цефтриаксон. У меня на него началась какая-то реакция (сыпь, покраснениях) и мне его заменили. В живот колют Гепарин для разжижения крови (прямо в пресс!). В таблетках дают ещё один антибиотик – раз в день – Азитромицин, от кашля трижды в день Амброксол и Парацетомол для снижения температуры. На второй день (3 мая) мне предложили лекарство от ВИЧ – Калидовир. Поскольку на него нет клинических испытаний по поводу действительности в отношения коронавируса, то мне дали подписать письменное согласие на его применение (в принципе, все подписывают, если хотят лечиться, на сайте лекарства написано, что оно рекомендовано и от коронавируса)», – продолжил господин Маслов.

Нравится